Четверг 29.07.202108:44
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Е.М. Руднева (начало) Регистрация Вход
Меню сайта
Категории
Московское отделение [5]
Ленинградское отделение [2]
Мурманское отделение [3]
Новосибирское отделение [0]
Центральный совет [0]
Наблюдательная астрономия [9]
Телескопостроение [0]
Лекции [2]
Тротуарная астрономия [0]
Новости сайта [0]
Енисейское отделение [5]
Балашихинское отделение [0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Герой Советского Союза Женя Руднева

Внутренняя таблица стилей

(1920 - 1944)image image

РУДНЕВА Евгения Максимовна - студентка МГУ, штурман 46-го Гвардейского авиационного полка ночных бомбардировщиков, Герой Советского Союза (1944, посмертно) родилась 24.12.1920 в г. Бердянск, в простой рабочей семье. В 1929г. семья переехала под Москву и жила на ст. Салтыковка, а с 1936 - на ст. Лосиноостровская (ныне район Москвы у ст. метро Бабушкинская). С 9-го класса увлеклась астрономией (особое влияние на нее оказала книга И.Ф. Полака «Происхождение Вселенной»). С декабря 1937 г. - член Коллектива наблюдателей при МОВАГО, работала в Отделе Солнца под руководством Н.Я. Бугославской (в 1939 г. избрана заведующей Отдела) и в Отделе переменных звезд под руководством П.П. Паренаго, пробовала себя в наблюдениях в Астрономической обсерватории, где размещался тогда ГАИШ. В 1938г. Женя окончила с отличием школу и поступила на мехмат МГУ, была активной комсомолкой, членом бюро ВЛКСМ ф-та. На 3-м курсе была куратором в группе первокурсников. С началом Отечественной войны дежурила на Пресне в противопожарном отряде.

12 октября 1941г. по призыву ЦК ВЛКСМ в связи с формированием знаменитой летчицей Мариной Расковой женских авиационных полков добровольно вступила в армию. Окончила штурманские курсы при ЭВАШП (Энгельсовская военная авиационная школа пилотов) под г. Саратовом и была назначена штурманом звена 588-го ночного авиаполка на самолетах У-2. В мае 1942г. полк вылетел на фронт. В июне Женя была назначена штурманом эскадрильи, а через год - в 1943г. штурманом полка. От Ворошиловграда (Луганск) до Таманского полуострова прошла боевой путь с полком, ставшим в феврале 1943г. 46-м Гвардейским, а затем еще и Таманским. В марте 1943г. была принята в члены ВКП(б), что в военные годы давало лишь одну «привилегию» - быть первым в бою или неминуемо погибнуть при попадании в плен; вскоре получила звание гвардии старший лейтенант. Полк летал на боевые задания только ночью, бомбил по переднему краю противника. За ночь экипажи делали по 5 -10 вылетов. Женя, которую в полку так и звали «наш звездочет», быстро стала одним из лучших штурманов, освоила самолетовождение. Создавала штурманские группы из технического состава полка и руководила их обучением (ею было подготовлено 22 новых штурмана). Не обязанная много летать, она, тем не менее сама проверяла молодых летчиц, которые делали с нею все свои первые вылеты.

Руднева произвела 645 боевых вылетов с боевым налетом 796 часов. Сбросила 79т бомбового груза. В результате было уничтожено свыше взвода пехоты противника, 2 переправы, 1 ж/д эшелон, 2 зенитные точки, 1 прожектор, вызваны 73 сильных очага пожаров и 90 взрывов (это лишь минимальное, учтенное по неполным данным количество урона, нанесенного ею противнику). В письме с фронта к своему профессору С. Н. Блажко она писала, объясняя свое решение идти на фронт: «Без свободной Родины не может быть свободной науки». Е.М. Руднева была награждена тремя боевыми орденами: «Красной звезды» (1942), «Красного знамени» (1943), «Отечественной войны I степени» (1943). В ночь на 9 апреля 1944г. самолет летчика Прокопьевой со штурманом Рудневой был подбит над целью в районе г. Керчь (прямое попадание в мотор), но из горящей машины штурман успела сбросить бомбы на противника. Самолет сгорел вместе с экипажем. Останки погибших, захороненные местными жителями, были после войны перезахоронены на военном кладбище в Керчи. Указом от 26.10.1944г. Е.М.Рудневой было присвоено звание Героя Советского Союза (к которому она была представлена еще при жизни). Имя её носят улицы в Салтыковке и Москве. Возле школ, где она училась, в Москве и в Керчи ей установлены памятники. 27 декабря 1976г. малой планете № 1907 было присвоено имя «Руднева».

Женя Руднева за свою короткую жизнь успела подготовить лишь одну научную работу «Биологические наблюдения во время солнечного затмения 19 июня 1936г.» //Бюлл. ВАГО, №3 (1939), 1940, 29-30; но остались ее удивительные дневники, мирных и военных лет, и фронтовые письма... Они опубликованы в кн.: Ракобольская И.В. Пока стучит сердце. М., 1995, 3 изд., 31 -235, 238-239., а также в кн.: И.Ракобольская, Н.Кравцова (Меклин). «Нас называли ночными ведьмами». М.: изд-во МГУ, 2002, 319с. В архиве ГАИШ сохраняется ее школьный дневник (переданный б. нач. штаба полка И.В. Ракобольской).

Выбор жизненного пути – определился двумя принципами:

«Пока стучит сердце… Из строя меня выведет только смерть» - слова Павки Корчагина из романа Н. Островского «Как закалялась сталь», процитированные Женей в школьном дневнике 18.01.38г.

«Без свободной родины не может быть свободной науки»

(из первого письма Жени с фронта к профессору - астроному Сергею Николаевичу Блажко, 19.10. 1942г.)

Немного из биографии…

  • Женя (Евгения Максимовна) Руднева родилась в г. Бердянске в простой рабочей семье;

  • отец её, Максим Евдокимович, был телеграфистом, затем работал на одном из московских заводов;

  • мать – Анна Михайловна, по-видимому, служащая;

  • Переехав в 1929г. под Москву, семья снимала комнату на ст. Салтыковка, а затем жила на ст. Лосиноостровская, где Женя и закончила школу (№ 309, ныне в Москве на улице ее имени);

image

image

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первая и взаимная любовь…

(Это, видимо, и есть та самая любимая кошка Яринка, которую Женя в первых письмах с фронта упоминала как члена семьи, называя почему-то «котом»…)

Из школьного дневника…

– Среди школьных забот:

  • Острый отклик на события в стране - романтическая убежденность в справедливости социалистического настоящего и будущего СССР (с 1.01.35 отмена карточек!), в атмосфере неведения - потрясение убийством (врагами!) С.М.Кирова в 1934-м и неожиданной смертью Г.К. (Серго) Орджоникидзе в 1937-м (официально – 18.02.37 в 5.30 вечера… [он застрелился, вернувшись с заседания ЦК в первом часу ночи…]). Принятие близко к сердцу антиреспубликанского переворота и войны в Испании;

  • Отклик на тревожную международную обстановку - активное участие школьников в военной подготовке: военный кружок, изучение пулемета, санподготовка…

    Одно из ярких событий – вступление в комсомол (июнь 1936г.).

    1938г. - Погружение в художественную русскую и советскую классику, критический взгляд… Сильное впечатление от романа «Как закалялась сталь».

    image

    Весенняя пора

    Путь в астрономию. Первое знакомство с ВАГО и обсерваторией ГАИШ

  • Вступление в Колнаб (10.12.37). Знакомство с библиотекой ВАГО: «У меня глаза разбежались, когда я увидела столько книг по астрономии». Занятия в отделах Солнца, Луны, переменных звезд (с 1938г.) «…Взяла книгу Полака «Происхождение Вселенной», которую я давно искала.» В дневнике появляются имена Лапласа, Канта…

  • Первые посещения университетской обсерватории;

  • …знакомство Н.Я. Бугославской, П.П.Паренаго, Б.В.Кукаркиным …

  • Первый неудачный опыт фотографических наблюдений на экваториальной камере ГАИШ … перекрутила один из закрепляющих винтов!... Починили, не обидевшись, а успокоили: «Так и учатся…»;

  • Избрание Зав. Отделом Солнца МОВАГО по рекомендации Н.Я.Бугославской. Обработка школьных наблюдений солнечного затмения 19.06.36г. и подготовка первой научной статьи:

«Биологические наблюдения во время солнечного затмения 19 июня 1936г.».(Бюлл. ВАГО, №3, 1939).

imageМГУ

  • В 1938г. Женя окончила школу и поступила на мехмат в МГУ;

  • Среди профессоров появляется читавший общий курс астрономии С.Н.Блажко;

  • В ее группе были С.Б. Пикельнер, Ф. Зигель;

  • Годом старше учились Г.О. Затейщиков, В.А.Верменко, В.А.Бронштэн…

О профессорах (из дневника Жени Рудневой)

  • 22.02.39г. …Астрономию у нас читает проф. С.Н.Блажко – хороший астроном с весьма слабым голосом;

    24.04.39г. …Опишу наших профессоров и преподавателей …

  • Буду списывать с зачетной книжки. Политэкономия. Профессор Выгодский. Трудный и довольно сухой для большинства людей предмет он умел прекрасно преподносить. Читал он без конспекта. Отсюда выражение на курсе: «Сделать доклад, как проф. Выгодский». Доцент политэкономии Абрамович. Полная противоположность своему профессору. Как страдали уши на его упражнениях! Он абсолютно не признавал правил грамматики. Если к нему обращались с трудным вопросом, то почти всегда запутывались еще больше. Мы были беспощадны и не прощали ему ничего: ни грязного, неряшливого костюма, ни криво пришитых пуговиц.

  • Математический анализ. Профессор Александр Яковлевич Хинчин. Среди года мы поздравляли его с избранием в члены-корреспонденты АН СССР. У него 92 печатных труда. А что это за лектор! Он рассказывает о производных и интегралах, а слушаешь, как какую-нибудь занимательную историю. И как просто и понятно он говорит! Разжевывает каждое понятие, иногда даже кажется, что это уже слишком, но в результате огромное облегчение в подготовке к экзаменам;

  • Доцент Крейнес — лучший из доцентов и ужаснейший из экзаменаторов. Последнее утверждаю не по собственному опыту;

  • Аналитическая геометрия — чл.-кор. АН Делоне Борис Николаевич. Не похож на профессора. О нем трудно сказать что-нибудь конкретное. Мое первоначальное мнение о нем изменилось, теперь я утверждаю, что он — со всеми его странностями — замечательный профессор;

  • Профессор Бахвалов. Сначала читал у нас начерталку. Вел упражнения по аналитике и начерталке. Лектор из него плохой, но преподаватель в группе — прекрасный. Обычно на экзаменах дает задачу за задачей (в последний раз увлекался теорией), последователь Бюшгенса, так что мы шутим, что изучаем два курса: Бюшгенса и Делоне. На экзаменах спрашивает строго, но своих студентов всегда вытягивает;

  • Алгебра. Профессор Александр Геннадиевич Курош. О нем мнения расходятся. Его метод чтения я считаю прекрасным: на лекциях я была в постоянном неослабевающем напряжении. [30.12.39 на заседании отдела Звездной астрономии ВАГО Женя поспорила с П.П.Паренаго – будет ли Курош академиком к 1.01.45г., считая, что да. - Но, увы, крупный алгебраист и ближайший ученик О.Ю.Шмидта, его наследник как зав. кафедрой высшей алгебры мехмата МГУ А. Г. Курош (1908 – 1971) - не изменивший своему опальному учителю - так и остался дфмн.- Прим. АЕ ];

  • Доцент Проскуряков Игорь Владимирович — как жаль, что этот замечательный человек слеп! А глаза у него красивые, серые. Злая игра судьбы;

  • Глаголев Нил Александрович — профессор начертательной геометрии. Читал он ясно и понятно, но спать у него на лекциях хотелось невыносимо;

  • О профессоре физики Млодзеевском мнения резко расходятся. Сходятся в одном — опыты делает исключительно, как фокусник;

imageПочти по Тургеневу…

Из воспоминаний крымского астронома:

Когда мы учились на первом курсе в 1940-1941 гг., нашу группу первокурсников курировала тогда студентка третьего курса Женя Руднева. Ее обаятельный образ удивительно женственной блондинки с длинной косой, спокойной и такой нежной и ласковой при всех встречах и беседах с нами, первокурсниками, остался у меня в памяти на всю жизнь. И в первое время, когда Женя с подругами (Катей Рябовой, Руфой Гашевой) ушли на фронт летчицами, я долго не могла себе представить ее за штурвалом самолета, храбро сражающейся в небе над Крымом. Я и астрономом-то стала, постоянно вспоминая Женю Рудневу. (Т.С.Галкина. Мехмат МГУ военных лет. - Из кн. «Астрономия на крутых поворотах ХХ века».1997, с. 289).

В атмосфере мирных, но уже тревожных дней начавшейся 2-й мировой войны, пока еще за нашими рубежами.

 

  • (Дневники за 1940-41гг. пропали [попросил на фронте один писатель Купер и… не вернул], кроме описания поездки в Пулково в январе 1941-го);

  • (Из дневника, 28.01.41) - В поездке (с 27.01.41 на несколько дней) участвовали «Моня [Пикельнер], Борис [Горский?], которым «удалось занять пять полок» [третьих– «вторые теперь плацкартные»], Оля [?], Леня и Костя [кто-то из них Мильштейн]. Трудности дороги и быта. Ехали на третьих не плацкартных полках, без всяких постелей («Спать было очень твердо. … умываться мне пришлось в соседнем вагоне, так как в нашем уже не было воды»); в Ленинграде милиционер не знал, где Пулково; в комнатах («стол- трюмо, умывальник с зеркалом, но без воды») холод, топили печки;), но зато - «столовая нам определенно понравилась., не очень дорого, но неплохо и много»; первые критические и восторженные замечания о городе на Неве - о вокзале, трамваях, Неве [«Видеть бы ее незамерзшей»] и Невском проспекте (тогда Пр. 25 октября)… На следующий день осмотр достопримечательных зданий «все, разумеется, снаружи»;

    Пили чай из единственного стакана - по очереди.

  • Характерная особенность значительной части советской молодежи предвоенных лет: бытовые трудности не задевают общего настроения молодого оптимизма и активного стремления участвовать и в общественной жизни страны, и в освоении избранной науки о Вселенной, и в предстоящей защите родины…

Начало Великой отечественной войны 41-го:

  • Женя – студентка 4-го курса мехмата….

  • Новые, военные будни мехмата и обсерватории июня – октября 41-го года;

  • Дежурства на Краснопресненской обсерватории в группе противопожарной обороны;

  • Узнав 12.10.41г. о призыве ЦК ВЛКСМ в новый организуемый знаменитой летчицей Мариной Расковой женский авиационный полк (женщин еще не призывали в армию) Женя с двумя подругами записывается в него добровольцем, скрыв это от родителей (для них – она долгое время будет лишь преподавателем в армии в г. Энгельсе в саратовском тылу…);

image

Марина Михайловна Раскова

(28.03.1912-04.01.43)

Советская летчица-штурман,, майор (1942), Герой Советского Союза (1938), участница легендарного беспосадочного перелета Москва-Дальний Восток (24-25.09.38).

В годы войны 1941-45 командовала авиагруппой по формированию женских авиаполков, с 1942 – командир женского бомбардировочного авиаполка. Погибла под Саратовом при исполнении служебных обязанностей.

Похоронена в Москве на Красной площади у кремлевской стены. (Награждена двумя орденами Ленина, а также орденом Отечественной войны 1-й степени, посмертно).

Университетские будни

  • (Из дневника: 12.09.38г.) «Первое, первое, первое сентября!

  • Мы пришли в 75-й кабинет, чинно уселись и ждем преподавательницу иностранного языка. Прошло 15 минут – никого нет. А мы сидим и восхищаемся собой – нет преподавателя, а никто не бегает по комнате, не прыгает через столы;

  • Все закружилось и пошло, и пошло. 1 сентября меня выбрали комсоргом»;

  • Лекции;

  • Экзаменационные сессии;

  • Характеристики профессоров;

  • На 3-м курсе Женя становится куратором в группе первокурсников;

image

Первая военная фотография

( г. Энгельс, 1942г.)

Покинут мехмат, ГАИШ, астрономия…

Женя – «солдат»…

(С октября 41-го до мая 42-го учеба и практика в ЭВАШП. В мае женский 588-й полк ночных бомбардировщиков вылетел на фронт)

О «небесном тихоходе» У-2 и его роли в войне 1942-45гг.

  • «Наш учебный самолет создавался не для боевых действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением – для летчика и для штурмана (до войны летчики проходили обучение на этих самолетах). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить пилота, с максимальной скоростью 120 км/ч. На самолете не было бомбового отсека, бомбы подвешивались в бомбодержатели прямо под плоскостями самолета. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы).

  • Однако с первых дней Отечественной войны У-2 начал приносить армии огромную пользу. На нем вывозили раненых, он служил для связи с партизанами в тылу противника, для разведки. Устойчивый в полете, легкий в управлении, наш У-2 не нуждался в специальных аэродромах и мог сесть на деревенской улице или на опушке леса;

  • Однако успешным оказалось ночное бомбометание с этих маленьких машин по переднему краю противника. С наступлением темноты и до рассвета У-2 непрерывно «висели» над целью, сменяя друг друга, методически, через каждые 2-3 минуты, сбрасывая бомбы… [К цели нередко подходили с выключенным мотором, на небольшой высоте - так что их трудно было заранее обнаружить и они появлялись внезапно… недаром немцы назвали нас «Die nächtliche Hexe» - «ночными ведьмами». - Устное добавление автора];

  • Однако …: ночью без радио, без защиты и прикрытия при полной маскировке на земле надо было точно выйти на цель и поразить её, без приводных прожекторов найти свой аэродром, где посадочная полоса обозначалась чаще всего фонарями, открытыми лишь с одной стороны» . - Из кн. И.В.Ракобольской «Пока стучит сердце»(с.17-18);

Фронтовые будни…

image

 

В глубинке саратовской – кратко ученье –

полеты … и первое назначенье.

 

Женя Руднева – штурман авиационной эскадрильи ночных бомбардировщиков, осень, 1942г.image

 

image

Из писем Жени родителям с фронта:

27 февраля 1942 года.

…в меня здесь уже столько вложено сил, денег и, главное, знаний, что вместе с остальными я представляю некоторую ценность для фронта. Я обязательно вернусь к вам домой после войны, но уж если что случится, то фашисты дорого заплатят за мою жизнь, так как я владею совершенной техникой, которую постараюсь полностью против них использовать;

13 июня

Здравствуйте, мои любимые!

...Сегодня восемь месяцев с того времени, как я в армии. …Вы, наверное, очень беспокоитесь с тех пор, как я в армии, тем более вы теперь знаете мою профессию… В общем, не беспокойтесь. А уж если что и случится, так что ж: вы будете гордиться тем, что ваша дочь летала. Ведь это такое наслаждение — быть в воздухе!

С особенным восторгом я переживала первые полеты. Но не могла поделиться с вами своими чувствами, потому что не хотела вас волновать сообщением о своей профессии, поэтому и аттестат долго не высылала…

15 сентября

Здравствуйте, мои самые любимые!

Ну, вот и вы наконец дожили до большой радости:

1) мне 11 сентября присвоили звание младшего лейтенанта и 2) самое главное, 13 сентября (ровно 11 месяцев моего пребывания в армии) меня наградили орденом Красной Звезды;

image

 

Женя Руднева на фронте

 

Меняется облик студентки мехмата:

Путь выбран борьбы за все то, что ей свято:

И в знак, что в том выборе Женя права,

К профессору Блажко несутся слова:

«Без свободной родины не может быть

свободной науки».

 

(Так заканчивалось ее первое письмо от 19.10.42г. )

Письмо профессору С.Н.Блажко

19 октября [1942]. Действующая армия.

Уважаемый Сергей Николаевич!

Пишет Вам Ваша бывшая студентка Женя Руднева — из той астрономической группы, в которой учились Пикельнер, Зигель, Мамзон. Эти имена, возможно, Вам более знакомы, а вообще группа у нас была маленькая, всего десять человек, и были мы на один год моложе Затейщикова, Бронштэна, Верменко.

Простите, пожалуйста, что я к Вам обращаюсь, но сегодняшнее утро меня очень взволновало. Я держала в руках сверток, и в глаза мне бросилось название газетной статьи – «На Пулковских высотах». Я, конечно, и раньше знала, что немцы разрушили Пулково, но я никогда не могла подумать, что варварство может дойти до такой степени, чтобы не оставить камня на камне от этого храма науки, от нашего Пулкова! В январе 41-го года мы ездили туда на экскурсию. На войне люди черствеют, и я уже давно не плакала, Сергей Николаевич, но у меня невольно выступили слезы, когда прочла о разрушенных павильонах и установках, о погибшей Пулковской библиотеке, о башне 30-дюймового рефрактора. А новая солнечная установка? Я не знаю, что удалось оттуда вывезти, но вряд ли многое, кроме объективов.

Я вспомнила о нашем ГАИШе. Ведь я ничего не знаю, цело ли хотя бы здание. После того как Вы оттуда уехали, мы еще месяц занимались (я была на IV курсе). По вечерам мы охраняли свой институт, я была старшиной пожарной команды из студентов. В ночь на 12 октября я также была на дежурстве. Утром я, еще ничего не зная, приехала в университет, оттуда меня направили в ЦК ВЛКСМ — там по рекомендациям комитетов комсомола отбирали девушек-добровольцев. И вот, 13 октября был год, как я в рядах Красной Армии. Зиму я училась, а теперь уже пять месяцев как я на фронте. Летаю штурманом на самолете, сбрасываю на немцев бомбы разного калибра — и чем крупнее, тем больше удовлетворения получаю, особенно если хороший взрыв или пожар получится в результате. Свою первую бомбу я обещала им за университет, за мой милый University, ведь бомба попала в здание мехмата прошлой зимой. Как они смели!!! Но первый мой боевой вылет ничем особенным не отличался — может быть, бомбы и удачно попали, но в темноте не было видно. Зато после я им не один пожар зажгла, взрывала склады боеприпасов и горючего, уничтожала машины на дорогах, полностью разрушила одну и повредила несколько переправ через реки... Мой счет еще не окончен. На сегодня у меня 225 боевых вылетов. И я не хвалиться хочу, а просто сообщаю, что честь университета я поддерживаю — меня наградили орденом Красной Звезды. В ответ на такую награду я стараюсь бомбить еще точнее, мы не даем врагу на нашем участке фронта ни минуты покоя — спать фрицам, во всяком случае, не приходится. А с сегодняшнего дня я буду бомбить и за Пулково — за поруганную науку.

Простите, Сергей Николаевич, послание вышло слишком длинным, но я должна была обратиться именно к Вам. Вы поймете мое чувство ненависти к этим варварам, мое желание скорее покончить с ними, чтобы вернуться к науке. Пользоваться астроориентировкой мне не приходится: на большие расстояния мы не летаем. Изредка, когда выдается свободная минутка (это бывает в хорошую погоду при возвращении от цели), я показываю летчику Бетельгейзе или Сириус и рассказываю о них или еще о чем-нибудь, таком родном мне и таком далеком теперь. Из трудов ГАИШа мы пользуемся таблицами восхода и захода Луны.

Сергей Николаевич, передайте мой фронтовой горячий привет Н. Ф. Рейн и проф. Моисееву. Ему скажите, что он ошибался: девушек тоже в штурманы берут.

Как Ваше здоровье, Сергей Николаевич? Если Вам будет не трудно (мне очень стыдно затруднять Вас и вместе с тем хочется знать!), напишите мне о работе ГАИШа, о том, что осталось в Москве, что удалось вывезти из Пулкова.

Я очень скучаю по астрономии, но не жалею, что пошла в армию: вот разобьем немцев, тогда возьмемся за восстановление астрономии. Без свободной Родины не может быть свободной науки!

Глубоко уважающая Вас

Руднева Е.

image

Евдокия Давидовна Бершанская

Командир женского авиационного полка ночных бомбардировщиков

(до введения новой формы с погонами)

ИЗ ЛЕТНОЙ КНИЖКИ ЖЕНИ РУДНЕВОЙ

«...5 ноября бомбила скопление мотомехчастей и живой силы противника в п. Гизель. Несмотря на сильное зенитное заграждение и прожектора противника, экипаж Никулиной— Рудневой произвел 7 боевых вылетов за ночь. Точным бомбометанием вызвано 4 взрыва и 2 очага пожара, что подтверждает экипаж Парфеновой;

24 ноября 1942 г. экипаж Никулиной - Рудневой произвел 7 боевых вылетов над территорией противника в пункты Ардон и Дигора. Несмотря на сильный заградительный огонь, экипаж точным бомбометанием вызвал 2 очага пожара в п. Дигора и уничтожил железнодорожный эшелон в п. Ардон. Подтверждает экипаж Поповой—Рябовой».

image

 

image

imageПИСЬМО ПРОФЕССОРА С.И. БЛАЖКО Е.М. РУДНЕВОЙ

4 декабря 1942 г. Свердловск

Дорогая Евгения Максимовна!

Благодарю Вас за Ваше письмо от 19.10. Оно было для меня неожиданно и тем более приятно и дорого, а содержание его в особенности. Напрасно Вы напоминаете мне о себе, указывая Ваших товарищей: я Вас знаю, заприметил с первого курса. И вот Вы уже полгода на фронте, и число боевых вылетов подходит к 300, а число ударов по врагу уж я не знаю, сколько сотен. Браво, Женя Руднева, браво, браво! Я прямо был расстроен до слез, читая Ваше горячее письмо. Поздравляю Вас с орденом Красной Звезды! Бейте извергов, бейте мерзавцев, и да сохранит Вас судьба для мирной работы после войны!

Хочу сообщить Вам об астрономии. Пулково разрушено; но большинство инструментов и большая часть библиотеки заблаговременно были вывезены и спрятаны под землей, будем надеяться, что они сохранятся в целости; часть работников выехала в Среднюю Азию для наблюдения солнечного затмения в сентябре 1941 г., несколько человек могли уехать позже, но некоторые умерли в Ленинграде (из них Циммерман). Московская обсерватория цела и неприкосновенна, только в первые ночи войны упало около 50 зажигательных бомб, которые тотчас же были потушены (осталось только три дыры в куполе большого рефрактора). 6 октября мы уехали из Москвы, взяв с собой все главные инструменты, кроме большого рефрактора и 7- дюймовика (оптику взяли), и 10.10 благополучно приехали и их доставили в Свердловск. За октябрь была налажена служба времени, и 7.11 были пущены первые сигналы времени.

Были построены павильоны для двух пассажных инструментов и для экваториальной камеры, и с весны начались наблюдения. Тотчас по приезде были организованы и вычислительные работы для нужд Красной Армии (отчасти Вы знаете сами, какие работы). Многие товарищи взяты в Красную Армию: П.П. Пор[Паренаго] — завметеослужбы, Б.В. Кук[аркин]— преподаватель в школе штурманов, Н.Ф. Флия[Флоря], Хмелев, Субботин — студенты (о трех этих известий нет, боимся — погибли), Косачевский был ранен (подробных известий нет). Ситник получил орден «За отвагу». Затейщиков, Орлов теперь в школе комсостава, Бакулин в тылу, Верменко на фронте — от него я получил письмо, Лозинский на Дальнем Востоке, странно, что от него нет вестей, Соколов Олег[!? Пётр] и Сотский[!? Горский] в Военно-воздушной академии.

Мы здесь понесли большую утрату: 22.6 скончалась Надежда [опечатка?- Наталья] Федоровна Рейн; …Устроены мы по военному времени удовлетворительно. …Лишь бы поскорее были разбиты и изгнаны изверги! И спешу работать: ведь мне уже немного осталось жить, а как хочется дожить до конца войны и прожить несколько лет мирного строительства! …

Ваше письмо мы публикуем в ближайшем номере нашей стенной газеты «Владилена»…

От меня лично примите еще раз большую благодарность за Ваше письмо и выражение надежды, что Вы найдете минутку для короткой открытки: лишь бы знать, что Вы здоровы и бьете врагов. Всего, всего, всего Вам лучшего. Правильно: «Без свободной Родины не может быть свободной науки!»

Глубоко уважающий Вас С. Блажко

image

Генерал-майор К.А.Вершинин

(Из письма командиру полка Е.Д.Бершанской)

Т.Бершанская !

И все твои бесстрашные орлицы, славные дочери нашей Родины...!

Приветствую и крепко жму руку.

Материал по присвоению полку звания Гвардейского – на подписи. Заслуги полка у всех вызывают единодушное одобрение. … Приказы по индивидуальным правительственным наградам подписаны в отношении вашего полка - без изменений.

Искренне поздравляю награжденных и желаю всем вам боевых успехов… При возможности прошу сообщить, какие у вас есть нужды и просьбы. Будьте здоровы!

Желаю успеха в боевых делах!

Командующий ВВС фронта К.А.Вершинин


B феврале 1943 года полк становится 46-м Гвардейским. Впереди торжественной процессии со знаменем командир полка Е.Д. Бершанская (июнь 1943 г.).image

image

 

Начальник штаба полка, Гвардии капитан Ирина Вячеславовна Ракобольская

ПИСЬМО (последнее) ПРОФЕССОРУ С.Н.БЛАЖКО

24 февраля 1943г.

Здравствуйте, многоуважаемый

Сергей Николаевич!

Наконец, ППС догнала нас, и я опять имею возможность связаться с внешним миром. А то мы так быстро движемся за удирающими немцами, что почта от нас постоянно отстает. Еще раз благодарю Вас за Ваше теплое письмо: уже я писала Вам, что получила его, как новогодний подарок, — 31 декабря вечером. Поделюсь с Вами своей радостью и гордостью: нам присвоили гвардейское звание. Конечно, теперь мы стараемся изо всех сил работать еще лучше, помогать нашим славным наземным войскам.

Распутица, на дорогах у них машины позастревали, по ним и бьем. Самая лучшая награда для меня — увидеть сильный взрыв с черным дымом. Да, мы ожесточились за это время, но такого врага нужно только уничтожать. Друзья мне пишут. Между прочим, сообщили, что ГАИШ собирается в Москву — там, конечно, лучше будет работать. В свободное время думаю о будущей работе. Будет трудно, голова отупела. Но ведь война всем жизнь искалечила. Выправим! Сергей Николаевич, если будете писать Верменко, передайте ему привет. Привет ГАИШу. Желаю Вам много бодрости и здоровья.

Руднева

image

 

1943г.

Женя Руднева - дважды орденоносец

(орден Красной Звезды и орден Красного Знамени)

с гвардейским значком полка и… впервые с возвращенными в армии погонами, 1943г.

Из писем Жени родителям:

[1943]

28 марта

…Воображаю, папист, что ты подумал обо мне, когда пришло письмо от Лиды о том, что она будет кончать вуз. «Вот все подруги спокойно кончат институты, одна лишь у меня дочка такая неспокойная дура, что не смогла спокойно учиться». Хороший мой,… Ведь иначе не позволила бы сделать моя совесть. Я вам сказала тогда, что меня мобилизовал ЦК комсомола, на самом же деле это верно лишь отчасти, дело было сугубо добровольное. Но если бы вы знали, как я довольна, что решила тогда свою судьбу именно так! Я хочу одного: вам будет легче, если вы будете знать, что ваша дочь прикладывает все силы к тому, чтобы разгромить лиходея.

2 3 продолжение >>
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Июль 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 13
Архив записей
Copyright MOO AGO © 2021 Карта сайта XML
Всесоюзное Астрономо-Геодезическое Общество (1932-2020)