Понедельник 17.05.202112:31
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Глава 1. Вы хорошо подумали? Регистрация Вход
Меню сайта
Категории
Московское отделение [3]
Ленинградское отделение [2]
Мурманское отделение [2]
Новосибирское отделение [0]
Центральный совет [0]
Наблюдательная астрономия [7]
Телескопостроение [0]
Лекции [1]
Тротуарная астрономия [0]
Новости сайта [0]
Енисейское отделение [4]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Фрагмент книги Александра Громова "Человек с телескопом"

 

Глава 1. Вы хорошо подумали?

 

Такое название этой главе дано мною неспроста: несравненно проще купить готовый телескоп, чем построить его самому. (Кстати, телескопы именно строят, а не собирают; собирают модели из детских конструкторов, гербарии и коллекции марок.) Не нужно также думать, что, занявшись постройкой вместо покупки, вы сильно выиграете в деньгах: скорее всего, ваш денежный выигрыш не превысит 20% от розничной цены «фирменного» телескопа с теми же характеристиками, а если еще учесть стоимость времени, которое вам придется потратить на постройку, то выигрыша и вовсе не будет.

Дилемма «строить или купить?» по сути решается вашим ответом на вопрос: «Хочется ли мне заняться строительством телескопа? Чувствую ли я зуд в руках? Готов ли идти к цели (наблюдению неба в собственный телескоп) через некое преодоление?» Если нет, то вы смело можете пропустить эту часть книги. Если да – прочтите внимательно эту главу и вернитесь к тому же вопросу еще раз. Многолетний опыт показывает: начинающие телескопостроители сплошь и рядом плохо представляют себе, во что ввязались. Я не пугаю. Я лишь пытаюсь избавить вас от разочарования, которое несомненно придет, если вы окажетесь недостаточно упорны. От вас потребуются следующие качества: терпение, аккуратность и умение не впадать в отчаяние при неудаче. Полезны также руки, растущие из нужного места, – хотя это дело наживное. Я и сам, между нами говоря, с детства относился к «криворуким» и вовсе не уверен, что уже вышел из данной категории.

«Просто решается только одна задача: создать телескоп на основе фотообъектива МТО-1000», – писал классик и корифей любительского телескопостроения М.С. Навашин и тут же добавлял: «Но вряд ли такой телескоп вас удовлетворит». Совершенно справедливо. Качество фотографической оптики почти всегда не дотягивает до требований, предъявляемых к инструменту, предназначенному для визуальных наблюдений, что удивляет несведущих людей. Но факт есть факт. Чуть сложнее решается вопрос о постройке телескопа из готового комплекта оптики. В наше время можно купить готовые зеркала для «ньютона». Существуют фирмы и отдельные мастера, торгующие такой продукцией. Если вы пойдете этим путем, то вам останется лишь смастерить трубу с оправами для зеркал и монтировку – хотя бы добсоновскую «табуретку». Или купить готовую экваториальную монтировку. Но можно ли быть уверенным в качестве покупных зеркал? Увы, нет. Если с главными зеркалами дело обстоит еще сравнительно благополучно и явный брак попадается не столь часто, то вторичное плоское зеркало «Ньютона» лучше заказывать у проверенного мастера, а не покупать наобум. Как-то раз я купил в специализированном магазине 70-миллиметровое вторичное зеркало для «Ньютона» от одной известной зарубежной фирмы, немедленно проверил его на интерферометре Физо, убедился, что ошибки поверхности достигают нескольких длин волн, и в тот же день вернул зеркало в магазин. На те же «грабли» не раз наступали и мои коллеги. Обязательно поинтересуйтесь на астрономическом интернет-форуме, где на данный момент времени лучше заказать (или сразу купить, если повезет) качественную «вторичку». Да и главное зеркало лучше купить у мастера с хорошей репутацией.

Заметьте, я говорю только о системе Ньютона. Ни за какую другую оптическую систему начинающему телескопостроителю лучше не браться даже при наличии готовой оптики. Исключение тут может быть лишь одно: небольшой рефрактор с более-менее подходящим готовым объективом. Причин для столь суровой рекомендации множество, и все серьезные: тут и жесткие допуски при установке оптики в трубу, и сложности юстировки, и многое другое. Построить «ньютон» на монтировке Добсона при наличии готового комплекта оптики – несложная задача. Но скучноватая. Гораздо интереснее самостоятельно «натереть» главное зеркало рефлектора Ньютона. Да, это кропотливая работа. Однако посильная для любителя в домашних условиях. А главное, при успехе дела вам обеспечена законная гордость творца, самостоятельно смастерившего хорошую вещь из какой-то, простите, ерунды.

Должен заметить еще раз: любитель, начавший осваивать теорию телескопостроения и ознакомившийся – пока лишь в теории – с достоинствами и недостатками различных оптических систем, часто впадает в желание построить что-нибудь посложнее рефлектора Ньютона. Боритесь с этим нескромным желанием, и да сопутствует вам успех в этой борьбе! Сложные оптические системы на кухне не получаются. Да, вас может увлечь кажущаяся простота максутовских телескопов, где почти все поверхности – сферические, но как вы будете контролировать выпуклую сторону мениска? С вогнутыми сферическими поверхностями особых проблем не будет, но для контроля выпуклых сфер применяются пробные стекла отличного качества. Изготавливать такое стекло имеет смысл лишь в одном случае: если вы задумали строить не один-единственный телескоп, а выпускать серию. А жесткие допуски на косину мениска? А на расстояние между оптическими компонентами? А на соосность? Все это в сумме – уж точно задача не для одиночки, корпящего над своей оптикой где-то в уголке квартиры, а для настоящего оптического производства с хорошей оптической лабораторией. То же касается и других сложных систем.

Словом, я настаиваю: на первый случай – только рефлектор Ньютона. Возможно, это не так «круто», но зато реально.

Что вам понадобится для начала?

Во-первых, надо обязательно прочитать книги М.С. Навашина «Телескоп астронома-любителя» и Л.Л. Сикорука «Телескопы для любителей астрономии» (хотя бы одну из них, но лучше обе, причем начать предпочтительнее с книги Навашина). Без этого условия чтение данного раздела лишено смысла. Эти тексты (имеющиеся в Интернете) – нечто вроде азбуки для начинающих телескопостроителей. Пытаться конкурировать с ними, вероятно, бессмысленно, повторять их – незачем и некрасиво, а вот дополнить и кое-где подправить – можно.

Да-да, никто не ангел, и даже великие гуру порой ошибаются – это раз. А вот два: время идет, и в обиход любителей телескопостроения постепенно входят новые методы, не отраженные в знаменитых книгах. И все же эти книги надо прочитать, желательно раньше, чем дочитать эту главу. Во всяком случае, с этого момента и далее я буду считать, что хотя бы одна книга по любительскому телескопостроению вами прочитана, причем внимательно. Кто не любит читать и запоминать прочитанное, тот немногого достигнет.

Прочтя Навашина и/или Сикорука (несомненную пользу принесут также книги Чикина, Максутова и Наумова), попытайтесь ответить на четыре вопроса:

1. Действительно ли мне хочется построить (а не купить) телескоп?

2. Готов ли я к работе морально и материально?

3. Найдется ли у меня достаточно времени?

4. Могу ли я хотя бы на время получить в свое единоличное распоряжение достаточное для работы пространство, удовлетворяющее некоторым условиям?

Терпение и аккуратность не упоминаю, во-первых, из-за очевидности, а во-вторых, потому что эти качества столь же наживные, как и умелые руки. Работая над изделием, мастер одновременно работает и над собой, чаще всего замечая результаты этой работы уже постфактум, зато с некоторым приятным удивлением. Сказано давно и верно: дорогу осилит идущий. Это касается и самосовершенствования.

Допустим, вы ответили положительно на первые два вопроса. Перейдем сразу к третьему.

Вы должны понять: постройка телескопа требует времени. При отказе от постройки самодельной экваториальной монтировки львиная его доля уйдет на изготовление оптики. Возможно, изучив литературу, вы уже прикинули, сколько времени вам потребуется для изготовления главного зеркала, и надеетесь уложиться, скажем, в 30 часов, в каковую величину войдут «обдирка» стеклянной заготовки, все стадии шлифовки, полировка и фигуризация. От души желаю, чтобы так и вышло! Но, во-первых, начинающий любитель обычно тратит на «терку стекла» куда больше времени, а во-вторых, масса сопутствующих операций (отмучивание абразивов, изготовление шлифовальника и полировальника, формовка, оптический контроль и т д.) также занимают время, причем втрое-вчетверо большее, чем собственно работа со стеклом. Вам будет сложно завершить работу в приемлемый срок, если вы не сможете достаточно часто уделять постройке телескопа хотя бы два-три часа в день. А при слишком долгом сроке постройки первоначальный энтузиазм может ведь и испариться неведомо куда...

Собственно, третий и отчасти второй вопросы сводятся к одному: насколько вы флегматик по темпераменту? От этого зависит очень многое. Чем более вы флегматик, тем больше у вас шансов. Сангвиник не доведет дело до конца и увлечется чем-то другим, холерик разобьет заготовку задолго до превращения ее в зеркало телескопа, меланхолик скиснет при первой же неудаче. К счастью, в большинстве людей классические темпераменты смешаны в более или менее гармоничном сочетании, а кроме того, очень полезный для жизни в нашем мире флегматизм можно ведь и выработать в себе понемногу. Правда, лучше заняться этим задолго до постройки первого телескопа...

Упомянутое в четвертом вопросе пространство должно находиться в помещении с более-менее ровной температурой и быть достаточно большим для размещения в нем, во-первых, рабочего стола, во-вторых, какого-то подобия оптической скамьи, а в-третьих – деталей и материалов, необходимых в работе. А если вам захочется смастерить небольшой шлифовально-полировальный станочек (каковое желание можно только приветствовать) – то и для станочка. Не слишком пугайтесь: речь идет всего-навсего о 4-5 квадратных метрах и притом на время. Чаще всего любитель работает над телескопом дома. Тут нужно обеспечить себе поддержку – или хотя бы доброжелательный нейтралитет – членов вашей семьи. Это не так просто, как может показаться. От громкого хруста стекла, выкрашиваемого грубым шлифзерном во время «обдирки» вашего будущего зеркала, может осатанеть даже кроткий человек. Постарайтесь проделать эту операцию без слушателей. Вообще лучше работать, когда поблизости никого нет, ибо даже если вы не мешаете никому, то могут помешать вам. И не только люди. Когда в работе над первым моим зеркалом я «по-чикински» бродил по орбите вокруг «бочки» (точнее, кухонной тумбочки, перевернутой вверх ногами, чтобы портить ее там, где не видно), моя кошка сидела в засаде, следя за тем, как я ритмично – топ-топ – переступаю ногами, затем внезапно набрасывалась и повисала на ноге, заставляя меня чертыхаться и сбивая с ритма.

На этапе полировки и фигуризации зеркала очень важна стабильная температура в помещении. Желательно, чтобы она не менялась более чем на 2-3 градуса. Обязательно повесьте термометр возле рабочего места. Крайне важно отсутствие пыли – я имею в виду минеральную пыль, способную поцарапать стекло. Авторы литературы по любительскому телескопостроению, особенно М.С. Навашин, придают этому фактору огромное значение. И они совершенно правы – но с несколькими оговорками.

Пыль бывает разная. Если ваши окна выходят на оживленную автомагистраль, или рядом находится промышленная зона, или вы живете в местности, где не редкость суховеи, поднимающие с земли тучи пыли, – тут все ясно: эта пыль может погубить вашу работу, боритесь с ней всеми способами. Далее – абразив. Мелкие абразивные порошки в сухом виде охотно «пылят», например, при пересыпании их из банки, где они хранятся, в расходную емкость. Начинается это безобразие примерно с порошка М20 (что соответствует размеру зерна 0,02 мм или 20 мкм). Поэтому слова о влажной уборке до перехода к следующему, более мелкому номеру абразива отнюдь не лишние.

«Абразив не летает», – тем не менее заявляют мастера-оптики. Данную фразу надо понимать следующим образом: он быстро опускается на пол и не мешает, если все манипуляции с сухим абразивом проделывать подальше от рабочего места. Это в общем случае верно. Скорость опускания твердой частицы в некоторой среде линейно зависит от плотности среды. Плотность воздуха при 15 градусах Цельсия и атмосферном давлении 760 мм рт. ст. составляет 1,225 кг/кубометр, что в 816 раз меньше плотности воды. И если зерно порошка М20 опустится в воде на 1 метр за 30 минут, то в воздухе ему понадобится для этого всего 2,2 секунды. Казалось бы, не о чем беспокоиться. Это было бы так, если бы отсутствовала вероятность занести абразив на зеркало или шлифовальник на рукавах одежды, под ногтями и еще сотней разных способов. По этой причине недопустимы сквозняки в помещении во время работы и подготовки к ней. И, между прочим, на оптическом производстве грубую шлифовку, тонкую шлифовку и полировку производят в разных помещениях.

Твердая пылинка может упасть на ваше зеркало (или шлифовальник, или полировальник) и с потолка. В «тяжелых» случаях, когда опыт показал, что это действительно происходит, а как следует вымыть потолок невозможно, приходится устраивать над рабочим местом навес – хотя бы из полиэтиленовой пленки.

Существует, и в большом количестве, пыль иного, безвредного рода. В жилых помещениях она преобладает. Это чешуйки омертвевшей и отслоившейся человеческой кожи, крохотные шерстинки, пыльца растений и тому подобные мелкие, но мягкие объекты. Бояться, что они поцарапают зеркало, разумеется, не приходится. Вывод из сказанного лишь один: с пылью надо бороться с умом. Включите здравый смысл и сами поймите, какая мера борьбы разумна, а какая нет. Доказано практикой: чаще всего царапины на поверхности зеркала возникают не из-за того, что ваше рабочее помещение не соответствует высоким стандартам чистоты воздуха, а из-за досадной небрежности мастера.

Между прочим, мелкие твердые частицы могут содержаться и в водопроводной воде, особенно если водопроводные трубы старые. На этапах тонкой шлифовки, полировки и фигуризации лучше дать воде отстояться или пропустить ее через фильтр, прежде чем разводить этой водой абразив или полирит. По той же причине нежелательно пользоваться горячей водой из-под крана, так как горячие водопроводные трубы сильнее корродируют с внутренней стороны. Царапины по причине некачественной водопроводной воды – редкость, но если простейшая мера предосторожности позволит вам хоть немного уменьшить опасность появления царапин, то почему бы не сделать именно так?

Для теневых испытаний зеркала помещение обязательно должно затеняться. Нужны плотные шторы или ставни. Не ждать же всякий раз наступления темного времени суток, чтобы проверить фигуру зеркала!

И наконец, крайне желательно отсутствие вибраций. Они обязательно возникнут, если ваше рабочее помещение расположено рядом с железной дорогой или автострадой, над линией метро и т. д. Лучшее средство уменьшить вибрации – соорудить простейшую оптическую скамью из доски, квадратной дощечки для крепления к ней зеркала и двух уголков для крепления дощечки, как советуют корифеи. Вибраций скамья не отменит, но вибрации испытуемого зеркала, установленного на скамье, и теневого прибора, установленного на ней же, будут происходить в фазе или почти в фазе. Это средство должно помочь, но если вибрации настолько сильны, что и оно не помогает, – поставьте скамью на надутые камеры от велосипеда или мотоцикла. Воздух в них уменьшит вибрации до приемлемого, а может быть, и до ненаблюдаемого уровня. Однако медленные покачивания оптической скамьи на надутых камерах могут привести к низкочастотному болтанию зеркала, если оно не закреплено жестко в каком-либо держателе, а, например, висит в ремне, и сильно затруднить поиск и разглядывание теневых картин. Если так и произошло, то, возможно, лучше применить не надутые камеры, а какие-нибудь иные гасящие вибрации предметы: мешки с песком, прокладки из нескольких слоев войлока и т. п.

Но хватит о рабочем месте. Вам понадобятся также некоторые материалы, которые нетрудно раздобыть, а также абразивы и полирит. В наше время незачем добывать абразивы из точильных кругов или наждачной бумаги и получать химическим путем крокус для полировки. И абразивы, и полирит нетрудно найти в продаже, поиск в Интернете наверняка принесет плоды. Правда, вас могут спросить, как спросили однажды меня: «Вам сколько вагонов надо?» – ну что ж, улыбнитесь, оставьте оптовиков в покое и продолжайте поиски. Если же вам не повезет и в ваших руках окажется лишь грубое шлифзерно вроде №50 – №25, следующие «номера» абразивов можно получить просеиванием и отмучиванием. Кстати, самые тонкие шлифпорошки из числа фабричных также неплохо бы отмучить перед употреблением – они могут быть загрязнены более грубым абразивом еще на стадии изготовления или транспортировки. Такое, увы, случается.

По части описания отмучивания абразивов прав Сикорук, а не Навашин: время отмучивания указано для емкости высотой в 1 метр. Если в вашем распоряжении только 3- или 5-литровая банка, надо измерить ее высоту и пропорционально уменьшить время отмучивания. Кстати, в этом случае лучше отмучить абразив дважды или даже трижды. Во всяком случае, мой личный опыт показал, что это так. Однократное отмучивание в 3-литровой банке еще не гарантирует отсутствия остаточного загрязнения абразива более крупными зернами. Отработанный абразив на всех стадиях шлифовки, не нужный более для обработки данного зеркала, можно, конечно, выбросить, хотя это не по-хозяйски. Если разделить его на фракции отмучиванием, то он еще послужит для шлифовки следующего зеркала. Во всяком случае, на оптическом производстве использованный абразив не выбрасывают, а в видах экономии отмучивают и вновь пускают в дело.

Вам также понадобятся полировальная смола. Если есть возможность добыть заводскую смолу – не упустите ее, но обязательно выясните, на какой диапазон рабочих температур она рассчитана. Например, смола П9, состоящая из 50% канифоли, 49% древесного пека и 1% пчелиного воска, хорошо работает в диапазоне температур 20 – 25 градусов Цельсия. Скорее всего, это именно то, что вам надо. Если же вам в руки попадет, например, смола П8 (15% канифоли, 84% пека, 1% воска, диапазон температур 15 – 20 градусов), то нет ничего проще, чем расплавить ее, добавить канифоли и хорошенько перемешать. Точно так же, только добавив пека, можно получить смолу нужной кондиции, если у вас есть, например, твердая смола П10.

В реальности твердость заводской смолы может не соответствовать ее марке. Случается, например, что для диапазона температур 20 – 25 градусов лучше подходит смола П8, по идее более мягкая, чем нужно. Но «по идее» не значит «в действительности». Мог напортачить изготовитель, а могло случиться и так, что свойства смолы изменились от времени (при долгом хранении смола делается тверже). В конечном итоге вы поймете, хороша ли ваша смола, уже на этапе полировки. Как справедливо указывают корифеи, вместо древесного пека в смоле можно использовать гудрон. Но если вам в руки попадет пек, то лучше иметь дело с ним. Правда, пек бывает загрязнен дегтем, отчего смолу приходится осторожно варить несколько часов, страдая от дурного запаха, пока наконец деготь не улетучится, а запах смолы не сменится на приятный. Варка смолы требует наблюдения за процессом и периодического помешивания деревянной палочкой. Ни в коем случае смола не должна закипеть! Между прочим, именно поэтому корифеи советуют пользоваться электроплиткой с регулятором, а не газовой плитой. Если же вы все-таки варите смолу на газовой плите, то отрегулируйте огонь до самого малого, воспользуйтесь рассекателем и будьте очень бдительны. Посуду при расплавлении смолы обязательно надо накрыть – хотя бы сложенной в несколько раз газетой. Так смола будет прогреваться более равномерно. И не форсируйте процесс, даже если вам будет казаться, что ингредиенты смолы плавятся чересчур медленно! Это именно то, что нужно. Сначала процесс плавления действительно идет медленно, а потом вы и оглянуться не успеете, как вдруг окажется, что смола уже жидкая и готова закипеть.

Чтобы гарантированно не перегреть смолу, некоторые любители варят ее на паровой бане, для чего мастерят соответствующую посуду, но это экзотика. Она вам точно не потребуется, если вы отнесетесь к процессу варки смолы с должным уважением. А вот процеживать смолу не надо, если только она не загрязнена щепками, металлическими стружками, обрывками бумаги и прочим мусором. Для твердой песчинки, попавшей в смолу, сложенная вдвое (как советуют) марля – не преграда, зато есть очень хороший шанс, что при отливке и формовке полировальника эта песчинка утонет в смоле «с головой» и не наделает царапин на зеркале. Однако брать для варки смолы заведомо грязные ингредиенты, конечно, не следует.

Пчелиный воск нередко можно приобрести у торговцев медом, но в целом он не так уж обязателен. Твердость смолы можно уменьшить также добавкой в нее небольшого количества скипидара или касторового масла. Существуют и рецепты смолы, сваренной исключительно из канифоли с касторовым маслом, но для первого опыта лучше все же использовать классический рецепт смолы из канифоли и пека (либо гудрона). Гудрон вам может попасться разный, как мягкий, так и твердый. Если при комнатной температуре кусок гудрона остается твердым и колется при ударе, то можно смешивать его с канифолью примерно в равных долях; если же при комнатной температуре ваш палец при давлении оставит на куске гудрона ямку, значит, в вашей смоле должно быть больше канифоли и меньше гудрона. «Ногтевой» тест для определения твердости остывшей смолы в принципе работает, но дает большой разброс и применяется лишь за неимением лучшего. А ничего лучшего у любителя и не бывает. У профессионала, впрочем тоже, но профессионал имеет опыт. Иногда возникает необходимость снять смолу с полировальника и переварить ее в целях уменьшения или увеличения ее твердости. Как вариант, можно вместо этого изменить температуру воздуха в рабочем помещении, если имеется такая возможность.

Полирит в наше время не так уж трудно купить. Лучше все-таки иметь дело с полиритом, а не крокусом. Полирит быстрее работает благодаря несколько большей, чем у крокуса, твердости зерен окислов редкоземельных металлов. Это правда, что при полировке крокусом получится поверхность несколько лучшего качества, чем при работе с полиритом, но на практике эта разница не будет ощутима. Полирит бывает разный и выпускается разными фирмами под разнообразными названиями: оптипол, реджипол, полимакс, тацепол, фторопол, церит, опалин, церимакс, церокс, тирокс и др. Эти порошки различаются размером зерен, который чаще всего варьирует в пределах 0,8 – 3 мкм, и массовой долей двуокиси церия, более твердой, чем окислы других редкоземельных металлов. Чем выше доля CeO2 в полирите, тем быстрее он полирует стекло, но тем ниже качество отполированной поверхности. То же самое с размером зерен полирита: чем они крупнее, тем эффективнее работает полирит, но хуже качество полировки. Если вам в руки попал неизвестный полирит, то размер его зерен оценить трудно (разве что с помощью сильного микроскопа), но о составе порошка можно кое-что сказать по его цвету: чем порошок светлее и желтее, тем больше в нем окиси церия. Встречается в продаже и чистая (ну почти) окись церия. Она имеет белый или розоватый цвет и стоит дороже. Полирит с невысоким содержанием двуокиси церия имеет коричневый цвет и работает медленнее. Разница в скорости сполировывания становится особенно заметной при асферизации (например, параболизации) зеркал из твердых сортов стекла.

В идеале следует начинать полировку крупнозернистым полиритом белого, розоватого или желтого цвета, а заканчивать фигуризацию зеркала при помощи более мягкого коричневого полирита с малым размером зерен, но любителю обычно приходится иметь дело с тем полиритом, который удалось раздобыть. Опасаться не следует: даже при полировке чистой двуокисью церия получаются зеркала с вполне приемлемой чистотой поверхности. Кроме того – если уж вам достался крупнозернистый полирит, – на последних стадиях работы его ведь можно и растереть между двух матовых стекол, как советовал М.С. Навашин, а затем отмучить, отобрав для работы мелкую фракцию.

Не надо только пугаться обывательских разговоров о якобы страшной радиоактивности полирита. Это байки. На самом деле полирит действительно чуть-чуть радиоактивен (главным образом из-за присутствия в нем малой примеси вездесущего тория-232), но «фонит» не сильнее обыкновенного гранита. Не боитесь же вы зданий и набережных, облицованных гранитом!

Следует сказать несколько слов о теневом приборе, который вам понадобится для оптического контроля. Сама тема теневого прибора и теневых испытаний подробно рассмотрена у классиков, и повторять вслед за ними весь материал нет смысла. Я остановлюсь лишь на двух моментах. Источник света в теневом приборе должен быть компактным и, главное, ярким! Это очень важно. Не так уж много света отражает отполированное зеркало без металлического покрытия. Чем ярче будет теневая картина, тем больше подробностей вы сможете заметить на ней и тем лучше поймете, в каком направлении идет фигуризация зеркала и что надо изменить в данном процессе. В этом смысле щель в теневом приборе намного лучше искусственной звезды, и конденсор в виде короткофокусной линзы между ней и источником света устанавливают не зря. Пользуйтесь искусственной звездой без конденсора лишь в том случае, если можете затемнить помещение для теневых испытаний до состояния кромешной тьмы.

Даже при изготовлении сферического зеркала удобнее применять теневой прибор, перемещения ножа в котором (особенно вдоль оптической оси) – микрометрические. При изготовлении параболического зеркала такой теневой прибор просто необходим. Можно смастерить простую рычажную конструкцию, описанную М.С. Навашиным, а можно и выдумать свою. Не так уж это и трудно. Например, мой первый теневой прибор был собран из двух деревянных брусков, двух деревянных катушек от ниток, гибкой стальной линейки, лезвия для безопасной бритвы, струбцины и микрометра. Штырек микрометра гнул опирающуюся на катушки линейку, к которой в месте давления было приклеено лезвие безопасной бритвы. Таким образом, перемещения ножа вдоль оптической оси были микрометрическими, а поперек – ручными, с преодолением небольшого трения. Конструкция импровизированная и далеко не самая лучшая, но она работала, а это ли не главное?

Думаю, изучив классическую литературу по любительскому телескопостроению, вы уже поняли: чем ближе сдвинуты нож и светящаяся щель (либо звезда), тем лучше.

 

Глава 1 (продолжение)

 

Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 13
Архив записей
Copyright MOO AGO © 2021 Карта сайта XML
Всесоюзное Астрономо-Геодезическое Общество (1932-2020)